Главная > Выпуск №22 > Трёхсотлетняя историярода...

Трёхсотлетняя историярода Васнецовых
(От Игнатия до Михаила)

В. М. Васнецов второй,
О. А. Васнецова

Как это начиналось

Что же послужило толчком столь большого интереса к истории нашего рода? Я думаю, всё началось именно с того, что в период подготовки к празднованию столетия со дня рождения В. М. Васнецова его дети – Татьяна Викторовна, Алексей Викторович и Владимир Викторович – вместе с внуком Андреем Владимировичем передали дом и большую часть творческого наследия художника государству.

Именно в 1948 г. майский номер журнала «Огонёк» посвящается юбилею В. М. Васнецова. Затем появляется серия книг о его жизни и творчестве, в 1962 г. и монография о нём Н. С. Моргунова и Н. Д. Моргуновой-Рудницкой «В. М. Васнецов. Жизнь и творчество». Ценность последней в том, что её верстку читала сама Татьяна Викторовна. Но времена были такие, что везде лишь робко упоминается о рождении Виктора в семье бедного сельского священника. Никого из пишущих не интересует история рода. Мало того, в некоторых публикациях имеются разночтения, как в дате, так и в месте рождения Виктора.

Во всех дореволюционных изданиях указывается, как правило, только год рождения – 1848. Позднее во всех источниках называется дата рождения – 3 мая по старому стилю, хотя в метрических книгах с. Лопьял за 1848 г. указывается 4 мая; одни называют местом рождения с. Лопьял, другие – с. Рябово. Последнее, вероятно, связано с тем, что сам Виктор Михайлович часто называл родиной именно с. Рябово, куда он был привезён в двухлетнем возрасте и где прошли его детские годы.

В Кирове же (так стала называться Вятка в 1934 г. после убийства С. М. Кирова) сразу после окончания Великой Отечественной войны начинают интересоваться биографией брата Виктора Михайловича, Александра, что следует из письма Сергея Александровича Васнецова (сына Ал. М. Васнецова) от 25.06.45 г. к Леониду Владимировичу Дьяконову. Но и этот интерес Дьяконова связан лишь с подготовкой к переизданию книги самого младшего брата В. М. Васнецова – Александра – «Песни северо-восточной России».

Почти в это же время учитель с. Рябово Зуевского района Кировской области, где прошли детские годы мальчиков Васнецовых, Павел Георгиевич Широков, а за ним и новый директор школы Владимир Григорьевич Мальгинов проявляют интерес к истории своих знаменитых земляков и просят московских потомков художников помочь им в этом. На просьбу откликаются дочь В. М. Васнецова – Татьяна, сын и дочери Аркадия Михайловича – Дмитрий, Людмила и Любовь, сын Аполлинария Михайловича – Всеволод. Последний даже приезжает в августе 1969 г. в Киров и с. Рябово. В этот приезд его вторая жена, Екатерина Константиновна (директор квартиры-музея Ап. М. Васнецова в Москве), идёт в архив г. Кирова и знакомится с материалами о Вятском художественном кружке, а также и с метрическими книгами, делами духовной семинарии и др. (ГАКО. Личные дела исследователей. Ф. 761. Оп. 4. Д. 858). До неё (по материалам архива за период 1937–1969 гг.) лишь один человек интересовался в этом архиве Васнецовыми – внештатный сотрудник дома-музея В. М. Васнецова в Москве – В. А. Зырянов в 1962 г. для написания очерка «В. М. Васнецов на родине».

С приезда Всеволода Аполлинариевича на родину предков начинается совместная работа управления культуры Кировской области, отдела культуры Зуевского района, сотрудников Кировского областного художественного музея и потомков братьев Васнецовых по созданию усадьбы-музея в с. Рябово. Директором этого музея назначают Римму Ивановну Фоминых. Именно она первая начинает серьёзно изучать историю рода Васнецовых. В письме от 29 января 1979 г., адресованном в Кировский архив, сказано: «...просим разрешить работать в вашем архиве научному сотруднику музея – Фоминых Р. И. с целью выявления материала, связанного с проживанием и деятельностью в г. Кирове и области семьи Васнецовых». Стоит и подпись – директор Кировского областного художественного музея Алла Анатольевна Носкова. Римма Ивановна приходит в архив 1 февраля 1979 г. (ГАКО. Личные дела исследователей. Ф. 761. Оп. 4. Д. 2159) и уже 10 февраля появляется её первая публикация в районной газе-те – «С памятью о художниках» (Заветы Ильича. Зуевка. 1979. 10 февр.). Весь год она работает в архиве и в конце года публикует уже в областной газете первые сенсационные результаты – история рода уходит в глубь веков (Фоминых Р. И. Страницы жизни Васнецовых. Разыскания // Киров. правда. 1979. 29 дек. С. 3).

Спустя 4 месяца, 18 мая, в архив приходит краевед Олег Николаевич Виноградов (ГАКО. Личные дела исследователей. Ф. 761. Оп. 4. Д. 858), и именно в это время поступает на работу в архив Роза Спиридоновна Шиляева, которая становится лоцманом Виноградова в этом море информации. А после приезда на родину предков в 1980 г., как я писала в предисловии, и Виктор Михайлович Васнецов второй подключается к этим исследованиям, работая в архивах г. Кирова, собирая сведения у родственников, систематизируя материалы, присланные ему Р. И. Фоминых и О. Н. Виноградовым в виде выписок из Кировского архива. Результаты этих исследований были впервые опубликованы в краеведческом сборнике (Виноградов О., Фоминых Р. О предках братьев Васнецовых // Вятка : краевед. сб. Вып. 5. Киров, 1981. С. 91–98). В этой работе прослежена история рода с 1710 г. до поколения В. М. Васнецова – все его братья только упомянуты с датами рождения. Обозначены и основные Васнецовские сёла – Ошеть, Лопьял, Рябово, Талоключинное (Богородское) и др.

Интересно отметить, что в это же время районная газета «Заря» в с. Бо-городском публикует сообщение на эту же тему Н. Шулепова (О предках братьев Васнецовых // Заря. Богородское, 1981. 21 нояб. С. 4). Но следов работы этого автора в архиве мы не обнаружили.

Конечно, здесь надо назвать и Генриэтту Георгиевну Киселёву, которая первая из искусствоведов Кировского областного художественного музея приехала в 1960 г. в с. Рябово и рассказала ребятам Васнецовского кружка о творчестве их земляков-художников; учеников 8-го класса Сырченской средней школы Верховинского района, которые с классом в лютый мороз ходили походом на родину Васнецовых, а потом В. Бабкин написал об этом (На родине Васнецовых // Киров. правда. 1961. 2 февр.); и Валентину Дмитриевну Шапошникову (Пересторонину), которая в 1968 г. приехала из Кирова к Всеволоду Аполлинариевичу Васнецову в московскую квартиру-музей и по приезде в Рябово дала его адрес П. Г. Широкову, тем самым связав московских Васнецовых с их родиной.

Вот и названы имена людей, кому, в основном, мы обязаны появлением интереса к роду Васнецовых. Мы лично знаем многих из них и должна сказать, что Васнецовым повезло – их историей занялись настоящие энтузиасты. Позже уже этим займутся сотни людей. Тема станет модной, особенно на Вятской земле. Появится много публикаций в газетах, журналах и научных трудах. Сегодня уже стало сложно ориентироваться в огромном море информации. Кроме того, из-за стремления как можно скорее опубликовать результаты своих исследований многие допускают неточности, а подчас публикуют непроверенные данные. Вот почему с 1980 г. авторы этой статьи начали работать над созданием базы данных «Генеалогическое древо семьи Васнецовых». В этом нелёгком труде нам в разное время помогали потомки братьев Васнецовых – Ольга Владимировна Свердлова (внучка Аркадия Михайловича Васнецова), Владислав Иванович (правнук Николая Михайловича Васнецова) и его жена Роза Николаевна Рюмины, Борис Петрович Тюльпанов, Эльвира Ивановна Владимирова и Екатерина Борисовна Васнецова. До 1991 г. В. М. Васнецов второй использовал выписки Р. И. Фоминых и О. Н. Виноградова из документов ГАКО. Позже, при составлении базы данных, мы, в первую очередь, тщательно проверяли каждую дату и стремились обратить внимание исследователей на уже имеющиеся в публикациях неточности и ошибки. Начали мы с В. М. Васнецова, и тут обнаружили, что в «метрической книге Уржумского уезда села Лопьяльского за тысяча восемьсот сорок восьмой (1848) год под № 46 значится родившимся четвертого и крещенным шестого мая села Лопьяльского Троицкой церкви у священника Михаила Васильевича Васнецова и законной его жены Аполлинарии Ивановой, обоих православного исповедания, сын Виктор... ДМВ. 2047 (11)».

Здесь интересно отметить, что во многих источниках указывается другая дата рождения В. М. Васнецова – 3 (15 н. ст.) мая 1848 г. Так, например, в книге Н. Моргунова, Н. Моргуновой-Рудницкой (Виктор Михайлович Васнецов. Жизнь и творчество. М., 1962. С. 9) написано «Виктор Михайлович Васнецов родился 15 мая (н. ст.) 1848 года в селе Лопьял Уржумского уезда Вятской губернии, в семье сельского священника Михаила Васильевича Васнецова». В след за ними и Н. А. Ярославцева в книге «Виктор Михайлович Васнецов : Письма. Дневники. Воспоминания. Суждения современников» (М., 1987. С. 475) пишет: «1848 3/15 мая родился в селе Лопьял Уржумского уезда Вятской губернии в семье сельского священника Михаила Васильевича Васнецова…», хотя несколькими страницами ранее (см. С. 470) видим публикуемое по оригиналам Свидетельство, где указано, что «...в метрической книге Уржумского уезда села Лопьяльского за 1848 год под № 46 значится родившимся четвертого и крещенным 6-го мая села Лопьяльского Троицкой церкви у священника Михаила Васильевича Васнецова и законной его жены Аполлинарии Ивановны, обоих православного исповедания, сын Виктор...». Аналогично поступает и О. Н. Виноградов в книге «Вятский род Васнецовых» (Киров, 1998), и в своём машинописном труде «Родословная Васнецовых» (см. т. 1), переданном в ГАКО, областную библиотеку им. А. И. Герцена и Вятский областной художественный музей им. В. М. и А. М. Васнецовых.

На наш взгляд такое вольное обращение с датами рождения для исследователей, державших в своих руках оригиналы документов недопустимо.

В архивах Фонда Васнецовых имеются ксерокопии с хранящейся в ГАКО метрической книги Уржумского уезда села Лопьяльского, где за 1848 г. мы находим за № 46 запись о рождении Виктора – 4 мая и крещении 6 мая 1848 г. (Ф. 237. Оп. 75. Ед. хр. 1861. Л. 1035 об., 1036).

К сожалению ни один из авторов не объясняют этих разночтений в своих источниках. А жаль. Ведь пройдет еще немного лет и мало кто сможет понять, почему имеются такие разные сведения.

Мы сочли необходимым обратить на это внимание исследователей и разобраться в этом вопросе.

В результате наших изысканий мы установили, что родился В. М. Васнецов 3 мая 1848 года повечеру. В те времена было положено всех родившихся и умерших после вечерней молитвы записывать следующим днем. Вот почему в метрических книгах стоит одна дата, а сам В. М. Васнецов в ряде документов указывает дату на день раньше, ведь наверняка отец и мама рассказывали ему об этом.

А натолкнула меня на эту мысль запись, сделанная на последней странице книги «Путь к спасению», изданной в 1798 г., которую мне подарила жительница с. Рябова. На последней странице там написано: «Надежда Сеiпионовна померла в 1853-м году месяца июня 13 числа Скончалась повечеру А щитать надобна четырнадцатого числа июня».

Этот один пример показывает, с какими трудностями мы столкнулись при составлении нашей базы данных.

Ещё сложнее было уточнять даты рождения и смерти предков отца Михаила. Ведь в архивных документах фондов Вятской духовной консистории, Вятской казённой палаты, а также в Ставленническом деле, в «Ведомостях о церковнослужителях Вятской епархии», в клировых ведомостях, в исповедных росписях церкви села, где служил священник, и в ревизских сказках по этому селу имеются сведения, которые часто противоречат друг другу. Поэтому приходилось неоднократно вновь обращаться за справкой в ГАКО и на основании их устанавливать достоверный интервал, в котором могло произойти то или иное событие. В качестве примера покажу, как мы проводили обработку имеющихся у нас сведений по дате рождения Ивана Иосифовича Васнецова.

Все имеющиеся сведения мы сводили в единую таблицу (см. табл. 1), где обязательно указывали и источник информации. На основании этого выбирали достоверный интервал даты рождения – его и заносили в полную таблицу генеалогического древа. В тех случаях, когда имелся только один источник информации или не было противоречий в известных нам источниках, ставили одну дату. Кроме того, мы указываем только те даты, на которые можем указать, и ссылки на архивные документы. Сведения о Васнецовых, живших или живущих во второй половине XX и начале XXI в., вносились, в основном, по документам, имеющимся в семье, или на основании архивных запросов соответствующих отделов загсов.

Таблица 1
Возраст и год рождения Ивана Иосифовича Васнецова (по материалам ГАКО)

№ п/п

Год и возраст, указанные в документе ГАКО

Год рождения исходя из документов Источник информации
1 1741 6 1735 Клировые ведомости
2 1744 6 1738 Спасской церкви с. Ошеть
3 1745 8 1737 ГАКО. Ф. 237. Оп. 70. Д. 1. Л. 25 об;
4 1746 8 1738 Д. 2. Л. 16 об., 17, 17 об; Д. 3. Л. 5 об.
5 1749 13 1736 Оп. 74. Д. 91. Л. 32 об.
6 1752 16 1736 Оп. 70. Д. 4. Л. 56;
7 1753 17 1736 Д. 5. Л. 4; Д. 6. Л. 16.
8 1754
(март)
17 1734 Ставленническое дело
ГАКО. Ф. 237. Оп. 69. Д. 1407.
9 1758 21 1734 Ведомости о церковносвященнослужителях Вятской епархии за 1758 г.
ГАКО. Ф. 237. Оп. 76. Д. 157. Л. 33.
10 1759
(сентябрь)
25 1734 Ставленническое дело
ГАКО. Ф. 237. Оп. 69. Д. 1641а.
11 1759 23 1736 Клировые ведомости
ГАКО. Ф. 237. Оп. 70. Д. 7. Л. 1.
12 1765 32 1733 Клировые ведомости, исповедные
13 1766 33 1733 росписи Спасской церкви с. Ошеть
14 1775 42 1733 и ревизские сказки с. Ошеть
15 1779 46 1733 ГАКО. Ф. 237. Оп. 70. Д. 10. Л. 14;
16 1781 48 1733 Д. 11. Л. 25 об., 26; Д. 12. Л. 100;
17 1786 53 1733 Д. 13. Л. 83; Д. 18. Л. 475;
18 1795 61 1734 Д. 20. Л. 449 об.; Д. 21. Л. 350 об.;
19 1800 67 1733 Д. 22. Л. 268 об.–269;
Д. 25. Л. 230–230 об.;
20 1801 68 1733 Д. 26. Л. 14 об.–15; Д. 30. Л. 75 об.–76 об.
21 1802 69 1733 Д. 32. Л. 154 об.–155, 156 об.–157
22 1803 70 1733 Оп. 71. Д. 342. Л. 403;
23 1804 71 1733 Оп. 76. Д. 241. Л. 573;
24 1808 75 1733  
25 1810 77 1733 ГАКО. Ф. 176. Оп. 2. Д. 24. Л. 514

Вероятный интервал рождения

1733–1738  

Происхождение фамилии

Обычные наши вятские фамилии – Шубин, Коровин, Онучин, Лаптев, Карасев, Громов, Сорин и др. Они связаны с окружающим нас миром, явлениями природы или просто произошли от простонародных прозвищ.

А тут – Васнецов!

В письме к В. Л. Дятлову от 25 апреля 1900 г. сам В. М. Васнецов писал «Происхождение моей фамилии совершенно русское – как и я сам. Жил-был в старые годы в нашей стороне Василий. По обычному сокращению Вася. Дети его и вообще домочадцы прозывались по обычаю же Васины, главный в роде стал прозываться Васин, а его домочадцы и родичи звались Васинцы (Васинец – значит из дома или рода Васина, как происходящий из Рязани называется рязанец и т. п.). Следующие поколения уже начали называться Васинецовы – фонетически правильнее произнести, выбросив и, – Васнецовы».

О. Н. Виноградов считает, что фамилия Васнецовых произошла от новгородского собственного имени «Васнец» и осталось, видимо, от тех новгородских ушкуйников, которые в 1374 г. «пограбища Вятку». При этом не исключает, что эта фамилия могла могла прийти на Вятскую землю из новгородских владений через Усть-Вым, Ныроб, Чердынь и Кай в Хлынов, так как в 1680 г. в Ныробе служат Васнецовы, в 1745 г. их дети учатся в Хлынове в греко-славяно-латинской школе, в эти же годы по ошибке дьячка они написаны как «Васкецовы» из Чердыни, которые в 1757 г. переехали жить в Вятку.

В его же книге «Вятский род Васнецовых» говорится о том, что первое документальное упоминание фамилии Васнецовых относится к 1628 г., когда московские писцы Толочанов и Иевлев в писцовой книге по г. Хлынову записали: «...дворы посацкие под горою у Засоры по берегу реки Вятки по улице Чачулина в собственном доме живет Осташко Васнецов...» – и далее – «...под теплым храмом Вознесения Христова расположено восемь лавок, а торгуют в тех лавках хлыновские посадские люди и взятские приезжие, а оброк платят к церкви Вознесения на вино церковное и на свещи и на всякое церковное строение, а лавки имеют – лавка Остафья Васнецова и плотит оброк 4 рубли...» И ещё одна запись в этой книге касается Остафья Васнецова: «...дано на оброк в Хлынове на посаде под горою на берегу Вятки пустое порожнее место под двор, а в межах то место с Осташкою Васнецовым, да с Иванкою Мерином – оброку гривна».

Из этих и последующих записей становится известно, что по берегу реки Вятки от устья речки Соры (Засоры) была посадская улица, которая размещалась на месте железнодорожных путей современного речного порта, проходила под Вечным огнём и заканчивалась у Раздерихинского спуска, и что на этой улице был собственный дом Остафья Васнецова. Был Остафий купец, серебряных дел мастер, занимался изготовлением серебряных украшений и их продажей. А изготовление серебряных изделий и особенно украшений требовало от мастера высокого художественного вкуса. Следовательно, этот далёкий представитель фамилии Васнецовых был своего рода профессиональным художником.

Остафий был богатым человеком, так как под храмом Вознесения (сейчас на этом месте Центральная гостиница) имел лавку и платил «оброку 4 рубли», что по тем временам были очень большие деньги.

Спустя 18 лет, в 1646 г., писцы Отяев и Ищеин при переписи г. Хлынова записывают следующее: «...на посаде двор Васки Дементьева сына Гогаринова с сыном Данилкой 12 лет, у него живет Федка Матвеев сын Васнецов женатый...», а о других Васнецовых никаких упоминаний нет.

За 1665 г. имеется короткое упоминание о том, что в г. Хлынове площадным подьячим служит Ивашко Васнецов. Это упоминание дорого тем, что прямо свидетельствует о том, что Васнецовы уже в то далёкое время были грамотные. Никакой связи этих Васнецовых со священническим родом, история которого известна с 1648 г., О. Н. Виноградову найти не удалось.

Однако если считать, что Васнец пришел из Великого Новгорода, то, согласно «Повести о земле вятской», которую перевёл и адаптировал протоиерей Александр Балыбердин, это произошло раньше, чем утверждает Виноградов. Согласно Повести, произошло это 24 июля 1181 г. и пришли не ушкуйники (или разбойники), как пишет О. Н. Виноградов, а полноправные новгородские граждане (Очерки истории Вятской епархии (1657–2007) : 350 лет Вятской епархии. Вятка, 2007. С. 587–588).

Проследить же историю нашего рода пока достоверно можно со второй половины XVII в., когда её уже писали в клировых ведомостях, метрических книгах, исповедальных росписях, ставленых делах, ревизских сказках, памятных книжках и ежегодных календарях Вятской губернии, других документах. Есть упоминание о священнослужителях Васнецовых и в «Настольной книге о церквах и духовенстве Вятской епархии за 1909 г.», составителем которой был архивариус Вятской духовной консистории В. И. Шабалин. Это была обычная история типичного для Вятской земли священнического рода – таких было много на Руси.

Необычное началось тогда, когда первенцы отца Михаила Васнецова – Николай и Виктор, получив духовное образование, решили с благословения отца пойти каждый своим путём. И нельзя сказать, что они коренным образом изменили традициям рода.

История рода Васнецовых

Что же на сегодня нам известно о роде Васнецовых? Первый, кого мы можем назвать по имени из этого священнического рода, – это Игнатий Васнецов, который живёт в г. Хлынове и у которого, вероятно, в 1661 г. родился сын Дмитрий. Кем был Игнатий, мы пока не знаем. Однако, если предположить, что он был духовного звания, то не исключено, что и он служил в Успенском Трифоновом монастыре при первом епископе Вятском – Александре. Ведь не случайно его сын Дмитрий становится псаломщиком в этом монастыре. И вот здесь вопреки неоднократно высказываемому мнению О. Н. Виноградова о том, что родовым гнездом Васнецовых является Ошеть, я разрешу себе высказать предположение, что родовым гнездом Васнецовых является Успенский Трифонов монастырь, и появление Васнецовых может быть связано с возвращением Трифона на Вятскую землю из Сольвычегодска и Соловецкого монастыря. Но последнее – только гипотеза.

А пока нам достоверно известно, что Митька (Дмитрий) Игнатьев сын Васнецов в 1678 г. 17 лет от роду служит псаломщиком в Успенском соборе Трифонова монастыря, а затем его вместе с другими священнослужителями посылают осваивать земли, принадлежавшие Трифоновому монастырю. Не исключено, что он был одним из тех, кто основал в 1690 г. с. Ошеть, расположенное в 78 верстах к югу от г. Хлынова. Приехал в село он со своим первенцем – Афанасием. Видимо, при участии Дмитрия Игнатьевича строится в Ошети деревянная Спасская церковь. Известно, что всю жизнь он прослужил дьячком в с. Ошеть. Здесь его жена родила ещё четверых сыновей: Косму (Косьму, Козму), Иосифа, Иоанна и Савватия (ГАКО. Ф. 237. Оп. 74. Ед. хр. 819. Л. 100 об.). Поскольку женщин тогда в переписи не указывали, то, сколько у них было всего детей, сказать не можем. Достоверно известно, что умер Дмитрий Игнатьевич в Ошети в 1721 г. и, видимо, был похоронен в церковной ограде. Могила его не сохранилась. Так, к сожалению, можно написать почти обо всех могилах священников Васнецовых. Ведь в период гонений на церковь, когда рушили церкви, крушили и всё вокруг, не боясь потревожить прах предков. Правда, когда в 1981 г. мы приезжали в с. Ошеть после открытия дома-музея в с. Рябово, то нашли одно из надгробий Васнецова. Но затем и это надгробие пропало – в следующий приезд мы его уже не нашли.

Церковь с. Ошеть.
Гравюра А. М. Колчанова

Уже при сыновьях Дмитрия Игнатьевича в 1747 г. была построена каменная церковь в селе, существующая до сих пор.

В. М. Васнецов второй и О. Н. Виноградов разглядывают найденную плиту
с надписью «Васнецов» в с. Ошеть. 1981 г.

Одним из сыновей Дмитрия Игнатьевича был Иосиф Дмитриевич Васнецов. Что мы знаем о нём сейчас? Из ставленного дела Иосифа Дмитриевича с. Ошеть за 1744 г. (ГАКО. Ф. 237. Оп. 69. Ед. хр. 698) узнаём, что родился Иосиф в с. Ошеть в 1700 г., хотя по некоторым документам может быть назван и 1702 г. Грамоте выучил его отец. Женился Иосиф на священнической дочери первым браком. Сначала был дьячком, а с 19 апреля 1744 г. – диаконом Спасской церкви родного села. Как все священники учил своих и крестьянских детей грамоте. А когда Лаврентий Горка основал в Хлынове славяно-греко-латинскую школу 11 марта 1735 г., определил туда своего первенца – Андрея.

В Ошети у жены Иосифа родились уже упомянутый нами Андрей (1722–1790), ставший потом иереем в Курчуме, Прокопий (1726–1786) – диаконом в Кырчанах, Иван (1737–1812) – иереем в Ошети и дочь Мария (1750–1794). Умер Иосиф 2 июня 1759 г. и был, видимо, похоронен в церковной ограде с. Ошеть.

Продолжателем дела отца стали его сыновья, но нас будет интересовать пока только Иван, который родился в с. Ошеть, вероятно, в период с 1733 по 1738 г. Как следует из имеющихся у нас источников, первоначальное образование Иван получил в доме отца, который начал его обучать чтению с семи лет. В те времена строго следили за тем, как священники учат своих детей, и почти ежегодно устраивали смотры. Так, на смотре 12 июня 1749 г. Иосифа Дмитриевича обязали продолжать обучение Ивана грамоте и пению, а в 1750 г. приказано «обучаться чтению и иным наукам в твердости». 6 июля 1752 г. Ивану был дан билет для приискания служебного места, а 3 октября 1753 г., после окончания «курса церковных наук», Иван был направлен для экзамена к диакону Кафедрального собора Алексею Свирепову. И вот 9 октября 1753 г. Алексей Свирепов пишет: «Ошетского села Спасской церкви диакона Иосифа Васнецова сын Иван обучен букварю и заповедям со истолкованием и свидетельствован 1753 года октября 9 дня». В тот же день Иван стал «указным дьячком» и получил новоявленную грамоту (ГАКО. Ф. 237. Оп. 69. Ед. хр. 1357, 1407, 1641).

Женился Иван на Варваре Терентьевне Широких – дочери «того же села от праздноживущего взятого на военную службу Терентия Широких» (ГАКО. Ф. 176. Оп. 2. Д. 24. Л. 514). Посвящён в стихарь 30 марта 1754 г., и ему дана ставленная печатная грамота на занятие должности «действительного дьячка» Ошетской церкви. Спустя пять лет (30 сентября 1759 г.) он определён на место диакона в родном селе (Там же. Ф. 237. Оп. 69. Ед. хр. 1357, 1407, 1641).

Здесь, в Ошети, родила его жена Варвара (Там же. Оп. 74. Ед. хр. 819. Л. 100 об.) пятерых дочерей – Феодосию (1757–?), Анну (1762–?), Евдокию (1768–?), Параскеву (1776–1783), Параскеву (1779?–?) и пятерых сыновей. Дочери обучались грамоте дома, а все сыновья окончили полный семинарский курс. Затем старший из сыновей – Иоан (1759–?) стал дьячком в Ошети, Иоаким (1768–?) и Яков (1771–1795) – иереями здесь же, Косма (1776–1827) – иереем в с. Талоключинном, Василий (1774–?) же был отправлен в 1793 г. учителем в Пермь. Сведений о дочерях пока найти не удалось, можно только предположить, что они, как это было принято в священнических семьях, вышли замуж за священнослужителей и уехали из родного села.

По сообщению О. Н. Виноградова, много сил отдаёт Иван Иосифович постройке каменной церкви, её отделке и росписи стен вместе с мастером Иваном Котлецовым, участвует в подготовке эскизов художественной росписи стен тёплого храма, в устройстве иконостаса, в изготовлении художественного чертежа на каменную ограду и металлическую решётку этой ограды. К сожалению, в своих публикациях краевед не приводит источник информации, поэтому проверить эти сведения нам пока не удалось.

Казанская церковь с. Талоключинного.
Гравюра А. М. Колчанова

В возрасте 67 лет о. Иоанн вышел за штат, овдовел и последние годы жизни провёл, занимаясь воспитанием и обучением детей рано умершего сына Якова. У него в доме жила и вдовая дочь Феодосия, помогая отцу вести домашнее хозяйство. Умер Иван Иосифович в 1812 г. (по другим данным, в 1810 г.) в возрасте 74 лет и похоронен, видимо, как и предки, в церковной ограде.

Следующим из ветви В. М. Васнецова идёт Козма (Косьма, Косма) Иванович Васнецов. В его деле (Там же. Ф. 237. Оп. 39. Ед. хр. 10. Л. Обл., 1–5, 7) мы читаем: «Дело о произведении Вятской семинарии богословии студента Козмы Васнецова Нолинского округа села Талаго Ключа к Богородицкой церкви во священника. Начато 1800 г. февраля 6 дня. Решено 1800 г. февраля 28 дня.

Великому Господину Высоко Преосвященнейшему Амвросию Епископу Вятскому и Слободскому. Семинарии Вашего Высокопреосвященства от студента Богословия Козмы Васнецова.

Покорнейшее прошение.
Архипастырского Вашего Высоко Преосвященства резолюцею велено мне нижайшему оженившись явиться к Вашему Преосвященству на рассмотрение для производства на предоставленное за мною Нолинского духовного правления в селе Талоключинном при Богородской церкви священническое место в действительного.
Для того Ваше Высоко Преосвященство Милостивейшего отца и Архипастыря я нижайший ныне вступивший в законный брак всепокорнейше прошу на означенное священническое место произвести меня в действительного. На что ожидаю Вашего Высоко Преосвященства благомилостливой Архипастырской резолюции.
К сему прошению вятской семинарии студент Косма Васнецов руку приложил
Студент Козма Васнецов
Февраля « » дня 1800 год».

Документ, написанный рукой Козьмы Васнецова

А на следующей странице – более подробные сведения о кандидате:

«1800-го года февраля “ ” дня вятской духовной консистории, вятской семинарии богословия студент Козма Васнецов допросом показал:

Родился Козма Нолинской округи в селе Ошетском в 1776 году в октябре месяце: и так от роду ему ныне 23 года. Дед и отец его находились показанного села Ошетского присной церкви дед Иосиф и отец Иван, диаконами, из коих дед помер, а отец за старостию от исправления Священнодиаконского служения находится в живых, которые низложены в подушном окладе.

В Вятской семинарии богословского курса в живые обучался из которой сего 1800 г. января 5 дня уволен с данным от вятского семинарского правления аттестатом, который при сем приобщается... женат он, Козма на порутчиской дочери девице Татьяне Андреевой, Нолинской округи села Талого ключа из Богородицкой церкви на иерейское место... родственников у него Козмы при оной Богородицкой церкви из священнослужителей не имеется...»

На листе 3 находим:

«Обладатель сего вятской семинарии студент богословия Нолинского духовного правления села Ошетского Спасской церкви диакона Иоанна Васнецова сын Косма находясь с 1787 года сентября 25 дня по 1800 г. января 5 дня в Вятской семинарии обучался нижним классам латинского языка, арифметике, географии, истории, поэзии и риторике – благоуспешно; языкам – еврейскому и греческому с успехом довольным. Алгебре, геометрии, м... (нрзб.) и философии с похволою и богословию с успехом хорошим; в сочинении и сказывании проповедей успел довольно; чрез всю бытность свою в семинарии вел себя честно. Ныне по резолюции Великого господина Преосвященнейшего по окончании богословского учения уволен для поступления в духовное звание, чего ради ему – Васнецову в Вятском семинарном правлении дан сей аттестат января 5 дня 1800 г. Подлинный подписан та-ко: Семинарии ректор и богословия учитель Архимандрит Лаврентий...»

На обороте – надпись рукой Козмы Ивановича: «Подлинный аттестат иерей Козма Васнецов получил 1800 февраля 28 дня».

Кроме того, надпись на листах: «Означенный проситель студент Козма Васнецов в Крестовой Воскресенской церкви исповедовался и присягал февраля 12 дня 1800 г.
Показанный студент Богословия Косма Васнецов посвящен во диаконы в Успенском монастыре февраля 12 числа во иерея в Святотроицком соборе февраля 19 числа 1800 г.
Грамота дана февраля 28 дня 1800 г.».

Козма не только служит, но и обучает служительских и крестьянских детей. О. Н. Виноградов предполагает, что по чертежам Козмы строится колокольня церкви, где он служит, и что по его же «художественным эскизам» была построена и каменная церковная ограда, и каменные торговые лавки, а также собственный большой дом.

Через девять лет честного служения Козма Иванович 5 января 1809 г. назначен благочинным над одиннадцатью приходами. У них с женой было восемь детей – Василий (1800–1827), Николай (1802–?), Иоанн (1803–?), Олимпиада (1805–?), Анна (1807–?), Наталья (1809–?), Афанасия (1815–1816) и Михаил (1816–1864).

Неожиданно в возрасте 32 лет (15 сентября 1818 г.) скончалась жена – Татьяна Андреевна. О. Козма остался неутешным вдовцом с малолетними детьми, но служит он исправно. Однако через три года (25 апреля 1821 г.) подаёт прошение об освобождении его от должности благочинного, ведь это была довольно трудная обязанность – необходимо было по несколько раз в году объезжать входивший в его благочиние приход. Умер Козма Иванович 15 декабря 1827 г. и похоронен, видимо, в церковной ограде с. Богородского (бывш. Талоключинного). Сегодня, к сожалению, в этом селе ни церковь, ни могилы наших предков не сохранились. Спасибо современным жителям с. Богородского (так сейчас именуется это село) – нашли они приблизительное место захоронения и обозначили место, где могли быть могилы.

Теперь нас будет интересовать сын Козмы Ивановича – Василий Козмич Васнецов. В его Деле о произведении Вятской семинарии ученика богословия Василия Васнецова Нолинского округа в село Талоключинное Богородитской церкви во священника сказано, что родился он в с. Талоключинном 1 января 1801 г. и учился в Вятской семинарии с 22 ноября 1809 г. по 5 июня 1822 г. По окончании семинарии женился на Ольге Александровне Вечетомовой (по иным записям Вечтомовой. – О. В.), дочери священника с. Курчум, и 22 октября 1822 г. был произведён в иереи с. Богородского (ГАКО. Ф. 237. Оп. 60. Ед. хр. 79. Л. Обл., 1–12).

Здесь у них родилось трое детей – сын Михаил (1823–1870) и две дочери: Мария (1824–?) и Екатерина (1826–?). Мария позже вышла замуж за Андрея Львовича Двинянинова, Екатерина умерла в детском возрасте.

Василий Козмич, прослужив в селе всего 5 лет, умер 17 февраля 1827 г. от чахотки и был похоронен в церковной ограде с. Богородского.

Ольга Александровна с детьми уезжает к отцу в с. Курчум. Надо сказать, что Ольга Александровна, видимо, получила хорошее образование, так как Виктор вспоминал: «…с Аполлинарием увидели в доме... бабушки, к которой отец возил... “на поклон” каждый раз, чуть только приедем из семинарии и немного отдохнем с дороги… впервые развешенные в комнате по стенам не какие-нибудь лубочные картинки, а самые, как нам казалось, настоящие картины. Были это акварели, работы самой бабушки».

Михаил Васильевич Васнецов – отец известных художников. Как следует запись из метрической книги за 1823 г. с. Курчумского Екатерининской церкви о рождении Михаила Васильевича Васнецова: родился 9 ноября 1823 г. «...села Талоключинского Богородицкой церкви у иерея Василия Космина Васнецова...»

Отец Михаил. Рисунок по памяти В. М. Васнецова

Восприемниками были: «Того же села иерей Косма Иоаннов Васнецов. Молитвовал (нрзб.) и крестил иерей Александр Вечтомов». После смерти отца детские годы Михаила прошли в доме деда в с. Курчум, где он и получил начальное образование от деда и матери (ГАКО. Ф. 237. Оп. 75. Д. 844).

Вот что говорят о его жизненном пути документы.

1831 г. – Нолинское духовное училище: «В ведомости об учениках духовного приходского училища, обучавшихся в домах родителей за 1830–1831 год числится Михаил Васнецов – 7 лет, Нолинской округи села Талоключинного умершего священника Василия сын. Поступил 04.08.1831 г., обучается в доме родителей» (ГАКО. Ф. 215. Оп. 1. Д. 241. Л. 68 об., 145, 146 об.).

1833 г. – г. Вятка, Вятское духовное училище: «В годичной ведомости об учениках Вятского духовного приходского училища второго класса за 1833 год значится Михаил Васнецов Нолинской округи с. Богородского умершего священника Василия сын – 9 лет, поступил 18.09.1832 г. Поведения честного, успехов отличных, на своем содержании» (Там же. Д. 288. Л. 9-сверка 1997 и ВМВ).

Журнал заседания семинарского правления 10 ноября 1836 г.: «Прошение Нолинской округи села Курчума священника Александра Вечетомова о принятии внука его, переведенного в нисшее отделение семинарии Михаила Васнецова на полуказенное содержание.

Справка: Ученик Михаил Васнецов способностей, прилежания и успехов изрядных, поведения честного» (Там же. Д. 390. Л. 253).

Дело о произведении во священника окончившего курс Вятской семинарии воспитанника Михаила Васнецова во село Лопьяльское. Начало 24 февраля 1844 г. Кончено 4 августа 1844 г. Сдано в архив 8 августа 1850 г. на 7 листах (ГАКО. Ф. 237. Оп. 147. Д. 353. Л. 1–7):

«Его Преосвященству Неофиту Епископу Вятскому и Слободскому и Кавалеру.
Кончившего курс воспитанника семинарии Михаила Васнецова.
Покорнейшее прошение.

Уржумского уезда, села Лопьяльского священническое место, за смертию Иоанна Буевского, состоит праздным, почему не благоугодно ли будет Вашему Преосвященству рукоположить меня нижайшего на оное место священника, и тем явить Архипастырскую милость Вашего преосвященства.
На что и ожидаю благомилостливой Вашего Преосвященства резолюции.
К сему прошению кончивший курс воспитанник семинарии Михаил Васнецов
Подписуюсь (и собственноручная подпись Михаила Васнецова).

Документ, подписанный рукой Михаила Васнецова

Имеется у нас и копия аттестата из которого следует, что Михаил был способным и прилежным учеником.

Аттестат
Объявитель сего Вятской Духовной Семинарии воспитанник Михаил Васнецов Вятской Епархии Нолинского уезда села Талоключинского умершего священника Василия сын, имеющий ныне от 18 лет, вступив в Вятскую Духовную семинарию в 1836 году и совершионный полный курс при способностях хороших и прилежании очень ревностном, на окончательном испытании оказался успевшим

в знании: Св. Писания
в науках:
Богословских
Философских
Словесных хорошо
Истории церковной хорошо
Гражданской очень хорошо
Математике очень хорошо
В языках
греческом довольно хорошо
латинском хорошо
немецком довольно нехудо

и принадлежит ко второму разряду семинарских воспитанников. Ныне по совершению семинарского курса наук, с утверждения его Преосвященства, Преосвященнейшего Неофита Епископа Вятского и Слободского и Кавалера

Вятским семинарским Правлением уволен для поступления в Епархиальное ведомство.
В засвидетельствование сего и дан ему, Васнецову, аттестат из Вятской духовной семинарии за надлежащими подписями с приложением семинарской печати июля 16 дня 1842 года

Семинарии ректор
Архимандрит Амвросий
Инспектор
протоиерей Игнатий Фармаковский
Секретарь Александр Романов.
19 мая 1844 года».

Но для того, чтобы быть рукоположенным и получить приход, семинарист должен был жениться. По традиции Михаил женился на священнической дочке – девице Аполлинарии из с. Березнинского Сретенской церкви священника Иоанна Тимофеева Кибардина, что следует из нижеприведённого рапорта:

В Вятскую духовную консисторию
Вятского уезда села Березнинского
Сретенской церкви священноцерковнослужителей

Рапортъ

По билету от 5 февраля сего года за № 778 данному из Вятской Духовной консистории о дозволении вступить в брак с девицею духовного звания студенту богословия Михаилу Васнецову. Он, Васнецов повенчан Вятского уезда села Березнинского Сретенской церкви священника Иоанна Тимофеева Кибардина с дочерью девицею Аполлинарией сего года мая 12 числа.
О чем и имеем честь рапортовать венчание его Вятского уезда села Березнинского Сретенской церкви

Священник Адриан Ергин
Диакон Адриан Безсонов
Пономарь Павел Ергин
Дьячок Михаил Жилин

Сегодня только можно поражаться образованности простого сельского священника. Так же хорошо учились и его сыновья. Взять, например, имеющиеся у нас сведения об успеваемости В. М. Васнецова из свидетельства Вятского духовного уездного училища «Предъявитель сего, Вятского духовного уездного училища высшего отделения ученик Виктор Васнецов, Вятской округи села Рябовского священника Михаила сын, имеющий ныне от роду 13 лет, обучался в оном училище с 1858 года. При поведении весьма хорошем, способностях хороших и прилежании ревностном пространному катихизису, с объяснением зачал воскресных и праздничных апостолов, священной истории, уставу церковному, церковному пению, грамматике русской и славянской, языкам: латинскому, греческому – хорошо, русской истории, географии и арифметике – довольно хорошо». Не хуже успевал Виктор и в семинарии, изучив там: толкование Священного писания, догматическое богословие, отличительное богословие, литургику, церковную историю, омилетику, педагогику, логику, психологию, Патристику, церковно-библейскую историю, российскую гражданскую историю, физику, естественную историю, словесность, всеобщую гражданскую историю, православное исповедание веры, учение в богословских книгах, алгебру, геометрию, и пасханию, языки – латинский и греческий, церковную живопись и архитектуру.

Но вернемся к Михаилу Васильевичу. 12 мая 1844 г. он венчается в Сретенской церкви с. Березник с Аполлинарией Ивановной Кибардиной. 28 мая 1644 г. в Вятском кафедральном соборе он был рукоположен в сан иерея, а 1 июня 1644 г. получил назначение в с. Лопьял на второе священническое место в Богоявленской церкви.

Ставленническую грамоту за подписями Его Преосвященства Преосвященнейшего Неофита, епископа Вятского и Слободского и Кавалера с приложением его печати и книгою получил и расписался Уржумской округи с. Лопьяльского священник Михаил Васнецов в 1844 г. июня 1-го дня.

В Лопьяле у о. Михаила и Аполлинарии Ивановны родились два сына – Николай (23 ноября 1845 г.) и Виктор (4 мая 1848 г.).

О. Михаил по его просьбе 4 января 1850 г. был переведён в с. Рябово священником, где семья прожила более 20 лет. Здесь у них родились ещё четверо сыновей: Пётр (14 августа 1852 г.), Аполлинарий (26 июля 1856 г.), Аркадий (24 января 1858 г.) и Александр (4 августа 1860 г.) и дочь Александра (1 апреля 1854 г.), которая умерла 13 августа этого же года четырёх месяцев от роду.

О. Михаила неоднократно награждали за усердную службу на ниве народной – 10 декабря 1859 г. он получил бронзовый крест в память войны 1853–1856 гг., 14 июня 1861 г. за усердие в должности наставника награждён набедренником, 18 апреля 1864 г. за многолетние безвозмездные труды по обучению приходских детей в домашних условиях выражена благодарность.

При о. Михаиле строится колокольня и обновляется иконостас. В ведомости Предтеченской церкви за 1864 г. значится:

«В кружку – 287 руб. 29 коп.
На украшение церкви –251 руб.
Употреблено в расход:
на покупку книг
для продажи 2 руб.
на уплату плотнику,
кузнецам, за квартирование
при постройке иконостаса
стекольщикам, столяру
и резчику за разные
работы сверх контракта 65 руб.
Выдано резчику 260 руб.
Пожертвовано на бедных
духовного звания и на Вятский
Александро-Невский собор 5 руб.».

(ГАКО. Ф. 237. Оп. 153. Д. 39. Ед. хр. 259. Л. 197, 199, 201, 205–206, 209-р)

В 1864 году у него в доме проживает его родственница Слободского уезда с. Гидаевского умершего диакона Михаила Козьмина Васнецова дочь Екатерина (13 лет), а в марте приезжает тесть – с. Березенского заштатный священник Иоанн Кибардин.

Семья большая и хлопот много. На каникулы приезжают старшие и все вместе празднуют Рождество и Пасху. Но быстро кончается счастье – первая беда приходит в рябовский дом Васнецовых 1 февраля 1865 г. – умирает отец Аполлинарии Ивановны иерей Иоанн. Через год,16 мая 1866 г. в возрасте 39 лет скончалась и Аполлинария Ивановна. А через четыре года умирает и о. Михаил (22 марта 1870 г.). Его хоронят рядом с женой и тестем вблизи алтаря Предтеченской церкви, где он служил. В последний раз все братья собрались в отчем доме. Они остались сиротами и с младшими – Аполлинарием, Аркадием и Александром несколько лет жила тётка – Елизавета Александровна Шиляева. Опекуном был старший брат Николай.

О судьбе каждого из сыновей о. Михаила и их потомков Вы сможете про-честь в книге О. А. Васнецовой «Васнецовщина», первая часть которой выйдет в конце 2012 г.